СИДОРОВ ГЕННАДИЙ ФЕДОРОВИЧ

 

SidorovGennadijFedorovichСидоров Г.Ф. - (26.06.1939 г. в г. Саратове) Мастер спорта СССР по альпинизму (Челябинск).

Призер чемпионата СССР 1975 года по альпинизму

Звание «Мастер спорта СССР» присвоено звание в 1971 году

 

Геннадий Федорович – педагог, научный работник, кандидат технических наук, профессор, советский альпинист, мастер спорта, «Снежный барс»

В 1961 году окончил факультет «Двигатели, приборы и автоматы» Челябинского педагогического института, в 1969 году аспирантуру в Горьковском политехническом институте им. А.А. Жданова и в 2001 году УрГУ.

В 1961—1966 годы ассистент кафедры сопротивления материалов ЧПИ. С 1969 года в Челябинском высшем военно автомобильном командном училище: старший преподаватель кафедры сопротивления материалов, в 1973—1984 годы заведующий кафедрой прикладной механики, в 1985—1999 заведующий кафедрой математики и теоретической механики, с 1999 года профессор. Специалист по механике деформируемого упругого тела, основам кинетопараметрической теории и социальной психологии.

Автор 70 научных публикаций.

С 1969 года инструктор альпинизма. Исследовал Кара-Кольское ущелье (Киргизия, 1965), осуществил восхождение на пик Победы (выс. 7439 м, Тянь-Шань, 1970). Член-корреспондент Российской академии военных наук (2003). Член горноспасательного отряда СССР (1974). Член президиума Челябинской областной федерации альпинизма и тренерского совета областной секции студенческого ДСО «Буревестник» (1971).

Призер чемпионата СССР по альпинизму (1975). Почетный работник высшей школы СССР (1981). Почетный альпинист-высотник СССР («Снежный Барс», 1975).

Кандидат технических наук (1973), профессор (1993)

Награжден медалью «200 лет Министерству обороны РФ».

Энциклопедия Челябинской области

 

 

07 July 2014 00:00

Вершины профессора Сидорова

26 июня исполнилось 75 лет члену-корреспонденту Академии Военных наук, почётному работнику высшей школы СССР, профессору кафедры строительной механики архитектурно-строительного факультета ЮУрГУ Геннадию Фёдоровичу Сидорову.

Юбиляр охотно делится воспоминаниями и размышлениями о жизни, науке и… альпинизме.

 

– Что обусловило выбор профессии?

– Когда встал вопрос, кем быть, выбирал между специальностями инженера и биолога – обе привлекали. Но первая перевесила. Основных причин две. Во-первых, пример отца. Он по образованию инженер, во время Великой Отечественной войны был мобилизован в Челябинское танковое училище курсантом по ускоренной программе военного времени. Окончил его через два года отличником боевой и политической подготовки и… соавтором капитального труда по конструкции, эксплуатации и ремонту знаменитого танка Т-34. Был отправлен на фронт командиром «тридцатьчетверки», только что сошедшей с конвейера ЧТЗ. Успел поучаствовать в двух боестолкновениях с противником и был срочно отозван в то же училище – перед Курской дугой началась массовая переподготовка боевых офицеров на танк Т-34 и срочно понадобились специалисты по его боевому применению.

Вторая причина – захватывающие перспективы в развитии науки и техники. В то время СССР начал осваивать космос – и эта тема меня живо интересовала. Я с детства увлекался техникой. Помню, как в школе с товарищами делали самодельные ракеты, запускали их во дворе. В 1956-м, окончив школу с золотой медалью, сначала думал поступить в Ленинград, в Высшее военно-морское инженерное училище имени Ф.Э. Дзержинского, где готовили в том числе и специалистов по корабельным ракетам. Звал меня туда хороший знакомый по школе № 58, Евгений Нестеренко – обладатель великолепного баса, ставший впоследствии всемирно известным певцом. Как медалист, я поступил без экзаменов и ожидал зачисления. Но тут родители сообщили, что в Челябинском политехническом институте открывается механический (ныне аэрокосмический) факультет. Туда хотелось сильнее – там больше науки, нового, неизведанного. Не без труда, после трёх рапортов, перевёлся в ЧПИ. Так началась моя жизнь в нашем вузе. Окончил я в 1961-м. Это был второй выпуск нашего факультета. Позднее получил второе высшее образование – в ЧелГУ, по специальности «Социальная психология и педагогика».

– Как начался путь в науке?

– После окончания вуза меня оставили на кафедре сопротивления материалов (ныне «Прикладная механика, динамика и прочность машин»). Четыре года проработал ассистентом, а потом поступил в аспирантуру в Горьковский политехнический институт. Научным руководителем был ректор вуза Андрей Григорьевич Угодников. Тема диссертации – «Исследование напряжённо-деформированного состояния сателлитов планетарного редуктора». Работа имела прикладной характер: такой редуктор стоял на советском тракторе Д-250, но служил меньше положенного срока. Ранее с этой проблемой пытались справиться по принципу «больше металла – выше прочность» – в итоге размеры детали увеличивались и она просто не помещалась в отведённом ей месте. Мы нашли, казалось бы, парадоксальное решение: уменьшить размер, но при этом изменить форму. И долговечность возросла, и металл сэкономили, и устанавливать редуктор стало легко.

После окончания аспирантуры меня по распределению направили в родной город, в военное автомобильное училище (позднее – Челябинское высшее военное автомобильное командно-инженерное училище (военный институт) имени Главного маршала бронетанковых войск П.А. Ротмистрова). Там проработал 41 год, из них 20 лет заведовал кафедрами сопротивления материалов и деталей машин (позднее – теоретической механики).

– Когда вернулись в альма-матер?

– В 2010-м, когда расформировали ЧВВАИУ, меня пригласили в ЮУрГУ на должность профессора кафедры строительной механики. Конечно, имеет место и своя специфика при «перестройках» подобного рода.

– Пожалуйста, расскажите о вашей научной работе! Какие направления в ней считаете главными?

– В военном училище в последние годы складывалась своя научная школа на основе разрабатываемой мной кинетоцентрической теории геометрически неизменяемых механических систем, обобщающей многие из известных и широко употребляемых сегодня понятий, таких как, например, центр масс и другие, но идущей дальше. Основные её принципы были изложены в «Вестнике Академии военных наук». Сейчас ищу для неё применение в строительстве.

Второе направление, над которым работаю, вылилось в монографию «Метод нежёстких сечений в технической механике», где дополняются и методологически обобщаются гипотезы Бернулли и Верховского. Начала этого направления изложены в другой монографии – «Опыт дедуктивного изложения курса сопротивления материалов». Рецензент – заслуженный деятель науки и техники, профессор кафедры «Прикладная механика, динамика и прочность машин» Олег Сергеевич Садаков.

В настоящее время работаю над проблемой очистки озера Увильды. Не секрет, что в 1975 году, когда была засуха, прорыли канал, по которому вода из озера, являвшегося памятником природы по своим гидрологическим показателям, сбрасывалась в Аргазинское водохранилище. Из-за этого озеро обмелело на четыре метра. На обнажившемся берегу выросли деревья, кустарники, трава. А теперь уровень воды восстановился, и все заросли оказались под водой и гниют. Мною сконструирован специальный аппарат, который позволяет убрать гниющую древесину и грунт без образования взвесей и нанесения вреда природе. Сейчас на базе ЮУрГУ создана междисциплинарная группа по данной проблеме (кафедры экологии и природопользования и строительной механики) и под патронажем ОГУ «Особо охраняемые природные территории» Министерства радиационной и экологической безопасности, по хоздоговору с организацией «В защиту озера Увильды» проводятся изыскательские работы в направлении возможностей экологической реабилитации озера.

– Как сложилась семейная жизнь?

– С будущей супругой учились в одной группе. У нас два сына – Евгений и Сергей, оба пошли по нашим стопам: окончили ЧПИ, правда, выбрали специальности, связанные с системным программированием. Ничего удивительного: актуализация знаний как никогда стремительно изменяется.

– Известно, что вы неравнодушны к спорту… Можете об этом рассказать?

– Охотно. Когда был ассистентом в ЧПИ, серьёзно занимался хоккеем, играл за институтскую команду «Политехник». У меня был первый спортивный разряд по хоккею с шайбой. По окончании игровой карьеры профком оставил за мной мои (тогда всё было общественное и дефицитное) игровые коньки – до сих пор хранятся дома. Однажды выступал играющим тренером на зональных соревнованиях, на первенстве вузов, в Куйбышеве (ныне Самара). Тогда мы обыграли всех: команду «хозяев» – Куйбышевского авиастроительного института и, что особенно приятно, команду Смоленского института физической культуры. Эти вообще приехали незаконно, так как должны были играть в другой зоне. Думали, наверное, что всех обыграют и отправятся на соревнования уровнем выше. К тому же они профессиональные спортсмены, старше нас и опытнее. Но мы были моложе, напористее. Я вдохновлял ребят: главное было – не дать тем перехватить инициативу. И мы выиграли! Хотели ехать дальше на соревнования. Но кончились деньги и… клюшки – играть нечем! Дали телеграмму в профком. Оттуда ответ: «Возвращайтесь». Вернулись в Челябинск. Как быть дальше? Пошёл к Давиду Ароновичу Гохфельду, тогдашнему заведующему кафедрой. Он посоветовал выбрать: заниматься наукой или спортом. Подумал, решил, что наука важнее. Спорт, конечно, не бросил – но на соревнования уже не ездил.

Студентом увлекся альпинизмом. «Обольстил» Михаил Семёнович Левин. Организовал, «построил» и воспитал Александр Григорьевич Рябухин. Альпинистом остаюсь и теперь, ибо альпинизм не спорт, а образ жизни. Сами альпинисты называют его «военным занятием в мирное время». Шестеро моих «боевых» друзей остались в Горах навсегда. Сам я мастер спорта, инструктор альпинизма, награжден почётным знаком «Покоритель высочайших гор СССР» («Снежный барс») за № 87. В 1968-м был кандидатом в Гималайскую сборную страны, но команда распалась: деньги не выделили. Кандидат в мастера спорта по горным лыжам; катаюсь и сейчас (Чегет, Эльбрус). Снимал на кинокамеру фильмы о наших альпинистских походах, их неоднократно показывало местное телевидение. Центральное ТВ (Сенкевич, «Клуб кинопутешествий») просило смонтировать фильм о пике Победы длительностью до 20 минут, но монтаж киноплёнки требовал спецоборудования и спецнавыков… Сейчас, в век электроники, это невозможно себе представить.

– Можете ли сравнить студентов своего поколения и нынешних?

– Различия, прямо скажу, разительные. Касаются основополагающих характеристик личности: мотивации и развития.

Студенты моего времени были мотивированы сущностно – стремились познать смысл происходящего. У современных мотивация, как у менеджеров – в том числе в области знания. Результат: знания неглубокие, поверхностные.

В моё время учились вдохновенно. Было интересно: страна находилась на переднем крае прогресса, особенно в области космонавтики. Все помнят: в 1957-м запустили первый спутник (как раз в тот год открыли наш факультет). А потом были первый космонавт (в 1961-м), первая женщина-космонавт (в 1963-м), первый выход в открытый космос (в 1965-м)…

Кроме того, в школе великолепно преподавали математику и физику, поэтому и в институте учиться было легче (к сожалению, сейчас картина иная). Многие мои однокурсники, как и я, школу окончили с медалями, институт – с отличием. Студенты были начитаннее и развитее.

Бурная компьютеризация, интернетизация имеют и отрицательную сторону. Компьютер – хороший помощник, но многие отучаются думать, превращаются в придаток машины. Неуправляемая компьютеризация молодого поколения препятствует развитию воображения, абстрактного и пространственного (геометрического) мышления. Результат: формулы для большинства нынешних студентов – «мёртвый» набор букв и цифр. Студент не видит за ними ни процесса, ни состояния, которые они описывают.

Конечно, есть и исключения. Но это скорее не благодаря, а вопреки сложившейся ситуации.

– Есть ли ученики, которыми вы гордитесь?

– За то время, пока работал в военном училище, ему восемь лет вручалось знамя лучшего среди аналогичных учебных заведений России. Два соискателя по моей проблематике защитили кандидатские диссертации. Но больше всего запомнился курсант Евгений Позднышев. Он неоднократно выигрывал олимпиады по теоретической и прикладной механике, включая международные. Обладал исключительно самобытным, мощным и продуктивным мышлением. Если бы не расформирование училища, его дипломный проект мог бы перерасти в диссертацию… Вообще курсанты учились очень хорошо: конкурс в училище был двенадцать человек на место. К тому же строгая организация, контроль. И психологический фактор важен: есть чувство сплочённости, элемент подражания – все учатся, и ты учишься.

Пользуясь случаем, хочу пожелать всем студентам серьёзнее и ответственнее относиться к учёбе, стать настоящими профессионалами – чтобы университет гордился своими выпускниками!

Иван ЗАГРЕБИН

 

 

 

 

 

 

 

scroll back to top